Mobiki


vara bungas: ar šo terminu apzīmē RU mobilizētos ORDLO iedzīvotājus vairrumā gadījumu BEZ jebkādas iepriekšējās militārās apmācības, bet daļa no tiem ir augsti motivēta “ar ieročiem rokās auzstāvēt… utt”. Mobiku loma UA operācijā Harkivas apgabalā kļuvusi neadekvāti liela. RU faktiski apsūdz mobiku vienības nepietiekamā noturībā, kas noveda pie RU atkāpšanās no pusgada laikā ar lieliem zaudējumiem okupētās UA teritorijas. Vainīgi pie tā mobiki. Ir vērts ieskatītīes mobiku “advokāta” vērtējumā par apsūdzības pamatotību. Ja kaut kas šajā izklāstā kaut ko atgādina, tās ir tikai sakitības.

[..] приведу “обобщенный портрет” роты донецких/луганских “мобиков” (“железноголовых”), действующей на N-ском направлении N-ского фронта.

Итак:
Рота набрана в составе “сто… какого-то” полка НМ ДНР в конце февраля – начале марта сего года из мобилизованных. Из ее первоначального списочного состава ранее принимали участие в боевых действиях 3-5 человек, служили в армии (любой – советской, украинской, НМ ДНР) – еще человек 15. Командует ротой офицер запаса, вообще не воевавший ни в 14-м году, ни позже. Иногда (далеко не всегда) у него есть офицер-заместитель – такой-же офицер запаса без боевого опыта. Взводными командирами назначены как раз те, кто успел с 2014 по 2022 годы побывать в обстановке, “хотя-бы приближенной к боевой”. На отделения их уже не хватило.
За полгода рота (изначально насчитывавшая чуть более 100 человек) сильно “похудела” – от четверти до трети личного состава. Примерно половина из потерь пришлась на боевые – артиллерийские обстрелы, удары снайперов, попадание в плен укро-ДРГ и т.п. Остальные – выбыли в результате обострения старых болезней, не позволяющих их обладателям нести службу и не выявленных при зачислении в войска по причине полного отсутствия мед.комиссии (либо ее проведению по принципу: “Голова, две руки и две ноги есть? Моложе 70? – Годен!”). Половина оставшихся 60-70 бойцов – ограниченно-годные по причине возраста и болячек, еще не доведших их владельцев до неподъемно-лежачего состояния. 85% личного состава роты – не были в отпусках дома свыше 6 месяцев, а 15% счастливчиков – побывали в отпуску целых 5 суток (плюс 2 суток на дорогу, в которые мало кто из них сумел уложиться по причине трудностей с транспортом).

Вооружена рота, в большинстве, автоматами АК-74 2-3-й категории износа, но некоторое количество “мосинок” и пулеметов “Дегтярёва” (ДП-28) еще осталось на вооружении. Минометов – нет, гранатометов – 1-2 штуки (их десяток на весь полк), от полка придан один к/к ДШК, которым никто в роте не умеет пользоваться, не говоря уже о том ,чтобы его разобрать/собрать. Бронежилетов – не видывали. Средств связи – никаких. Приборов ночного видения или (тем более) тепловизоров – аналогично. Есть один простой оптический (туристический) бинокль – у ротного командира. О существовании безпилотников – прекрасно знают, но не по причине их наличия в роте ,а потому, что таковые аппараты противника регулярно корректируют по роте артиллерийский огонь или сбрасывают на неё боеприпасы. Шанцевый инструмент – что нашли и собрали в близлежащих сёлах. Своего транспорта в роте нет (впрочем, в полку его тоже “кот наплакал”, но – по нижеизложенным причинам – даже наличие в полку никак не влияет на возможности роты). Форма и обувь, полученные полгода назад методом – “что кинули при раздаче и что успел поймать” – износились местами до лохмотьев, но заменять их никто не спешит. Со всем остальным снаряжением такая-же картина – его пополнение происходит у служащих почти исключительно за счет выбывших.

Весь полк (тогда еще целиком) в начале марта с.г. – не обучая СОВСЕМ (вообще ни чему, так что даже командиры рот нередко не умели даже магазин к автомату снаряжать в начале кампании) отправили в Х… район Х… области для охраны тыловых блок-постов. Потом кто-то решил, что “мобики” слишком хорошо вооружены и “слишком хорошо устроились” – на блок-постах их заменила до зубов вооруженная “росгвардия”, а полк по-ротно оказался раздерган на фронте шириной в 50-70 км, при чем многие роты оказались в составе не только разных российских полков и бригад ,но даже разных “армий”и “корпусов”.

Наша “образцовая” рота, допустим, оказалась придана N-скому батальону N-ской ОМСБр. В батальоне – около 50 человек (вместе с тылами) из которых половина – офицеров. Остальные на 1/3 – в потерях, а 2/3 в “пятисотых” (поскольку батальон тоже полгода не меняли и не доукомплектовывали). Правда – батальон “поделился” с ротой целым майором РХБЗ и прапорщиком – но (вот незадача!) они оба недели две назад (допустим) угодили в плен к укро-ДРГ вместе с 9 бойцами нашей роты. А почему? – а потому, что даже наша “негустая” рота оказалась растянута на полтора километра фронта (бывает и более), ее взводы и опорники находятся между собой на расстояниях, исключающих визуальную связь между бойцами в окопах, о “секретах” никто в роте слыхом не слыхивал, да и командиры не способны (по отсутствию и опыта, и авторитета) заставить своих изможденных бойцов выходить за пределы передовых траншей.

Колючей проволоки перед позициями роты – нет. Масксетей – ни одной. О том, что в природе существуют сигнальные мины – никто не знает, поскольку их никто в глаза не видел. О противопехотных минах догадываются, что они есть у противника – пара подрывов в своем тылу (на выставленных вражескими ДРГ) уже было. Противотанковых тоже нет (в “хозяйском батальоне” – аналогично). Осветительные ракеты??? – У “кадрового” комбата по счету (по пальцам одной руки), но он их “мобикам” не даёт. Тоже самое с “химдымами” и другими инженерными боеприпасами.

В случае атаки противника приказано сообщить по “тапику” об атаке и “стойко обороняться, ожидая подкрепления”. [..]

avotu paši atradīsiet.

Viena doma par “Mobiki

  1. Krievijas krievi citus, arī Ukrainas krievus par cilvēkiem neuzskata. Tomēr kāpēc visi mobiki nav dezertējuši vai padevušies gūstā? Vai tiešām cilvēkiem pilnībā izzudusi iniciatīva, pat lai glābtu savu dzīvību?

    • Varbūt neprot. Savulaik Arestovičs skaidroja, ka padošanās [saglabājot savu dzīvību] ir tik sarežģīts pasākums, ka to var vien pieredzējis izlūks vai tml īstenot, turklāt vēl atkarīgs, vai sanāks piemērota situācija.
      Manuprāt, vairāk var cerēt, ka mobiki sāks atšaut savus komandierus un tikai pēc tam meklēs iespēju padoties.

      Ceru, ka mobiki pārsvarā neauklē principiālu naidu pret ukraiņiem, tāpēc morāli būtu gatavi tiem padoties, kad sajutīsies pavisam neizbēgamā situācijā. Jānostrādā dzīvnieciskiem instinktiem.

      • Man liekas, ka ir atšķirība, vai padoties tad, ja ej uzbrukumā, un aiz tevis ir zagranotrjads ar ložmetējiem – bet priekšā ukraiņi, kurus tu īsti neredzi, vai arī ukraiņi atnāk ātrajā uzbrukumā. Otrajā variantā būtu jābūt vieglāk padoties.

  2. dezertiera filatjeva? grāmatā ZOV līdzīgi – pat VDV visi saprot, ka gatavība ir nulle, bet vidējais komandējošais sastāvs neiespringst, jo drīz pensija utt

  3. Tas laikam par laimi Eiropas civilizācijai ir tas, kas attur Spartu no uzvaras, kad 140 milj. valsts karo pret 40 milj. valsti.

  4. Labi ka atņēma pretiniekam. Bet raibam asortimentam ir problēmas ar rezerves daļām. labāk būtu ja Vācieši beidzot sāktu piegādāt daudzmaz modernus vienveidīgus tankus.

    • Šai ziņā ne pārlieku vajadzīgo Gepardu piegāde (Leo-1 šasija) vairāk izskatās pēc vadītāju un remontieku apmācības un tehniskās bāzes radīšanas pasākuma, savienojot to ar aizmugures objektu PGA pastiprināšanu. 100 Leo-1 vācieši piegādāt varot.

  5. Mobiki – līdzīgi būtu ar Latvijā esošajiem “ja sāksies karš, stāšos ZS/armijā un karošu par Latviju! Līdz tam neredzu jēgu!” 😅

    • Vienīgā atšķirība motivācijā. No ielām un dzīvokļiem izķertiem mobikiem vienīgā motivācija ir ierakties max dziļi un gaidīt, kad ua spēki aplenks un varēs droši padoties.

Atbildēt uz J Atcelt atbildi

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com logotips

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Mainīt )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.