Apļi un līnijas


vara bungas: Zemāk paustais nav nekāds jaunums VB lasītājiem,  šoreiz svarīgs ir avots – UA ārējās izlūkošanas dienesta  šefs Валерій Кондратюк. Vērts pārskriet ar acīm. Pirmkārt viņš apstiprina tās tendences, ko mēs un citi jau esam novērojuši paši. Otrkārt,  ārējās izlūkošanas priekšnieki neraksta rakstus avīzēm  bez kādas īpašas valsts vajadzības. Šoreiz šī vajadzība varētu būt  ziņas nodošana  ukraiņu tautai “draudi ir, bet iebrukuma nebūs“, kas pilnībā atbilst Zeļenska ticībai, ka kari izbeidzas, kad karavīri pārstāj šaut.

Treškārt, man ir aizdomas, ka raksta autors ir radoši izstudējis mūsu pašu  drošības dienestu gada pārskatus, vai arī  RU lieto visus un to pašus instrumentus pa visu perimetru. Tad būtu jāpievērš drošības iestāžu lielāku  uzmanību LV vietējo pašvaldību vēlēšanu aizsardzībai pret iejaukšanos. Sākot ar Rīgu.

(SAĪSINĀTS mašīntulkojums no UA valodas)

“[..] На нынешнем этапе гибридной войны Россия развернула вокруг Украины военную группировку, в которую входят две новые армии и армейский корпус: 20-я армия почти сформирована, в состав которой входят две дивизии общей численностью 24 тысячи человек; 8-я армия – около 45 тысяч человек с учетом 1-го и 2-го армейских корпусов на временно оккупированных территориях Донбасса; 22-й армейский корпус + береговых войск ВМФ Российской Федерации численностью 9 тысяч военнослужащих.
В ближайшем будущем эти подразделения будут полностью готовы к работе.
Кремль рассматривает собственную армию как инструмент достижения внешнеполитических амбиций, поэтому порядок вторжения в другое государство для Москвы – это лишь вопрос времени и возможностей.
Уровень вооружения новейшими средствами в российских стратегических ядерных силах достиг 83%, в Воздушно-космических силах – 75%, в Воздушно-десантных войсках и военно-морских силах превысил 63%, а в сухопутных войсках – 50%. Уровень оснащения современными средствами управления в войсках составляет 67%.
Москва создает долгосрочные угрозы, в том числе развитие новой военной базы у границ Украины (в Ростове, в 60 км от границы) для постоянного дислокации подразделений вновь созданной 150-й пехотной дивизии Вооруженных сил Российской Федерации».

Для политического давления на Украину и Запад Кремль намерен использовать стратегические военные учения «Кавказ-2020», где будет отработан сценарий нападения на соседние страны. Общая численность войск, участвующих в маневрах, которые пройдут в сентябре этого года, составит не менее 120 тысяч человек. Военнослужащие, 3 тыс. Бронетехника, около 300 самолетов, 250 вертолетов, 50 кораблей и до 5 подводных лодок.
Вероятным сценарием учений является также использование войск для решения вопроса водоснабжения временно оккупированного Крыма. До аннексии c материковой Украины postupalo 85% потребностей Крыма в пресной воде, поэтому ВС РФ может совершить марш-бросок в Херсонской области под надуманным предлогом установления контроля над плотиной северо-крымского канала.
В целом полуостров уже превращен Россией в непрерывную военную базу с готовой инфраструктурой для хранения ядерного оружия. С 2016 года активно восстанавливается советская инфраструктура для хранения и эксплуатации ядерного оружия вблизи Феодосии (объект “Феодосия-13”) и Балаклавы (“Сопка”). Развитие транспортной инфраструктуры полуострова и его интеграция в единую транспортную систему Российской Федерации ориентированы на военные цели.

Стратегическое решение провести в той или иной форме наступательную силовую операцию против Украины (особенно на северо-крымском канале) ограничиваеют следующие факторы:

-Падение цен на мировых нефтегазовых рынках и сокращение поступлений в российский бюджет;
-Надежды Москвы использовать КОВИД-19 для перезагрузки отношений с Западом;
-Приближение местных выборов в Украине и надежды Москвы на увеличение присутствия пророссийских сил в украинских политических кругах;
-Отвлечение ресурсов на турецко-российское противостояние в Сирии и Ливии, а также, косвенно, в рамках армяно-азербайджанского конфликта;
-Местные выборы в Российской Федерации в сентябре 2020 года, когда рейтинг доверия Путина   23% и рост протестной активности.

По порядку наступления Кремль также придерживается превратностей предвыборной ситуации в США и развития переговорного процесса по урегулированию ситуации на востоке Украины в Минском и нормандском форматах. Однако акцент США исключительно на своих внутренних проблемах значительно повышает готовность Москвы вновь пересечь «красную линию».

Однако, по нашим оценкам, комплексное воздействие этих факторов делает сценарий военной агрессии против Украины осенью 2020 года маловероятным  .

 

 

Но история учит, что Россия никогда не уважала суверенные права других стран, а государственная граница – это просто линия на карте. Можно вспомнить 1918 год, когда Россия подписала предыдущий мирный договор с украинским государством, а второй – развязал «гражданскую» войну большевиков, которые якобы не подчинились ей в Украине.

Наш анализ показывает, что в долгосрочной перспективе деятельность РФ по Украине может быть преобразована в массированную военную операцию с захватом новых украинских территорий. Этомy может способствовать следующиe факторы:
– необходимость отвлечь внимание от ряда внутрироссийских проблем (снижение рейтинга российских властей в связи с ухудшением жизни, стремительным спадом экономики, ослаблением вертикальной власти, фронтом региональной элиты);
– Необходимость решения социально-экономических проблем временно оккупированного Крыма (водоснабжение, провал курортного сезона);
– Сосредоточьтесь на наших ведущих международных партнерах исключительно на наших собственных внутренних проблемах (трудные избирательные процессы, радикальное обострение социальных, демографических, экономических проблем, беженцев, терроризм).

 

Россия  будеt делать попытки пецслужб провести спецоперации для вступления в конфликт в украинском обществе и подрыва основ украинской государственности. Ставка идет о системной дискредитации украинской национальной идеи и выбора западной цивилизации, демонстрации «хитрости украинской идентичности и государства» (в последнее время этот дискурс навязывается как снаружи, так и внутри). Москва активно манипулирует фактором временно оккупированных территорий, пытаясь противостоять народу Украины и «киевским властям», якобы предавив предвыборные обещания относительно долгожданного мира в Донбассе.
Политическая цель Российской Федерации – дестабилизировать общественно-политическую жизнь до такого уровня, чтобы Кремль смог поднять вопрос о необходимости «гуманитарной помощи» и заблокировать кислород Украины «братским» оружием. По сути, речь идет о попытках разжечь на территории нашего государства «войны всех против всех» и проведении на этом фоне политико-диверсионной и/или силовой операции по смене руководства государства в среднесрочной перспективе.

Формы и методы, используемые Российской Федерацией, очень разнообразны, поливариантны и не шаблонны. Нередко оригинальными «фирменными инструментами» становятся провокации, использование агентов влияния, террор и политические убийства, что неоднократно подтверждалось как в Украине (убийство разведчика М. Шаповала, так и российская политика Д. Вороненкова в Киеве, контрразведка О. Харберуша в Мариуполе и другие), и другие. Последним примером стали события в Германии и Австрии (убийство российских политических мигрантов Зелимхан Хангошвеле в Берлине и Мамиханы Умаровой на окраине Вены), что в очередной раз заставляет цивилизованный мир задуматься о том, превратилась ли Россия в страну-спонсора терроризма.
Разведка уделяет особое внимание анализу процессов, происходящих в оккупационных структурах ОРДЛО. В последнее время произошли большие изменения, особенно в системе российского кураторства над территориями. Так, после отставки В. Суркова доступ к уху нового куратора проекта «СССР 2.0» Д. Козак получил идеолог «Русского мира» К.Цилин, который  поставить основу российской стратегии на украинском направлении «Грузинская или молдавская модель»[..]

Российская Федерация использует все возможности для ведения торгово-экономической войны против Украины. Речь идет о финансовом давлении, энергетическом шантаже, транзитной и транспортной блокаде, вытеснении украинских производителей с традиционных рынков, дискредитации наших предприятий на международных рынках, проникновении инвестиций на украинские рынки через фиктивные структуры.  Разведка располагает доказательствами того, что Российская Федерация уже подготовила «реестр» «Болезненные точки Украины”, через которые планируется нанести наибольший ущерб экономике нашей страны. Центральное место в списках занимает флагман отечественной промышленности, украинские порты и транспортная инфраструктура, предприятия ФЦП и, конечно же, предприятия оборонно-промышленного комплекса.

[..]
Так, накануне очередных переговоров между Украиной и МВФ Россия по дипломатическим и другим каналам доказывает авторитетным представителям иностранных банков и бизнес-сообщества данные о якобы ненадлежащем использовании Украиной кредитных средств, а также технической и гуманитарной помощи. Не пренебрегает и распространяет дезинформацию об «экономическом упадке нашего государства в результате коррупции» во время официальных контактов высшего российского руководства с западными лидерами.
Россия активно продвигает идею энергетического эмбарго Украины через реализацию объездных газовых маршрутов, завершающим этапом которого должно стать завершение строительства проекта «Северный поток-2» и закрытие маршрутов поставок природного газа из Российской Федерации через Украину.

[..]

Российская Федерация пытается использовать исторические конфликты между Украиной и ее соседями для того, чтобы посеять вражду между народами и воспользоваться ее последствиями. Попытки переписать историю, как видят в Москве, являются одним из предпосылок для легитимации вторжения в Украину.
Все угрозы, возникающие вокруг Украины на региональном уровне, так или иначе связаны с деструктивной деятельностью Российской Федерации.
Типичным примером является историческое наследие в отношениях с Венгрией и Польшей. В этих вопросах нашим государствам удалось понять, но здесь не было без России, которая подпитывала шовинизм, направленный против Украины. Она уже действует не только в ней, но и в скобках, открыто. Показательно, что попытка пранкеров и Лексиса сыграть президента Польши А. Дуду и спровоцировать его на заявления по чувствительным вопросам украинско-польских отношений (предлагается «вернуть украинские территории… Львов и многие другие “). Еще несколько примеров: в 2016 году Агентство внутренней безопасности Польши задержало лидера пророссийской партии «Смена» Матеуша Пискорского за сотрудничество со спецслужбами РФ; В 2018 году польские правоохранители задержали своих граждан-членов радикальной пророссийской организации «Фаланга» по подозрению в поджоге офиса Венгерского общества культуры в Ужгороде.
Ситуация с Беларусью имеет несколько иной характер: Кремль никогда не оставался в своем желании под видом «союза» поглотить Беларусь. Это создает риск превращения его в трамплин для реализации агрессивной политики Российской Федерации в отношении Украины. Москва, используя все рычаги, пытается ослабить РБ, оставляя Минску альтернативного партнера. Это создает угрозу изменению позиции белорусского руководства в «украинском вопросе». Последний пример – белорусские правоохранители задержали 32 боевика ЧВК «Вагнер», которые прибыли в Минск для дестабилизации ситуации во время президентской избирательной кампании в Беларуси.
Разведка анализирует и процессы, происходящие в Молдове (Приднестровье), а также в Грузии (Абхазия и Цхинальский район), которые их Кремль использует в качестве полигона для приведения к власти пророссийских сил и возвращения Кишинева и Тбилиси на орбиту своего влияния. Таким образом, в Грузии Россия использует все имеющиеся гибридные инструменты (от «пятой колонны» и пророссийских СМИ до экономического шантажа), чтобы блокировать попытки грузинских властей реинтегрировать территорию и не допустить появления инфраструктуры НАТО на грузинском побережье Черного моря.
В целом, развитие ситуации на Закавказье, в том числе недавние события на армяно-азербайджанской границе, свидетельствует о том, что Россия продолжает манипулировать региональными конфликтами, а также лицемерно предлагая свои услуги в качестве миротворца.

Украинская разведка уделяет особое внимание противодействию угрозам в киберпространстве. Хакерское вмешательство в работу критической инфраструктуры Украины, вдохновленное Российской Федерацией – тот же инструмент гибридной войны против нашего государства, а также вооруженной агрессии. Все помнят кибератаки на энергетические компании Украины (2015, BlackEnergy Trojan), подстанцию “Северная” компании “Укрэнерго” (2016), атаку с помощью уязвимостей программного обеспечения Office (2017, Petya Ransomware), кибератаку на представительство президента Украины в Автономной Республике Крым (2020).
Кибермилитализация Москвы угрожает не только Украине, но и другим странам, которые РОССИЯ считает своими врагами или конкурентами. Речь идет не только о кибератаках и получении несанкционированного доступа к информационно-телекоммуникационным системам, но и о попытках использовать социальные сети для манипулирования общественным мнением, дестабилизации общественно-политической ситуации – так называемых операций влияния.
Несанкционированное вмешательство в киберпространство было зафиксировано, в частности, во время предыдущей президентской кампании в США и голосования в Европе (Великобритания, Нидерланды). Из недавних примеров: Британия обвинила хакеров, контролируемых Российской Федерацией, в хирургическом вмешательстве в парламентские выборы 2019 года через Интернет и в утечке документов британского правительства. Кроме того, Великобритания, США и Канада обвинили Россию в попытке украсть данные о вакцине из COVID-19. Во время хакерской атаки на организацию, участвуют в создании вакцины, различные инструменты и методы были использованы, в том числе фишинг и вредоносных программ, таких как WellMess и Wellmess.
Событие связано с этим решением: недавно ЕС применил режим санкций за кибератаки, введя их против четырех офицеров и объектов российской военной разведки, которые были причастны к кибератакам NotPetya и Организации по запрещению химического оружия.
[..]

По мнению СВР, основной внешней угрозой для Украины остается политический режим Российской Федерации. Нынешние кремлевские власти никогда не воспримут существование независимой, унитарной и западно ориентированной Украины, а потому продолжат вести украинское государство к гибридной войне.
Последние события также предполагают формирование единой западной политики по использованию всеобъемлющего инструментария сдерживания Российской Федерации, где санкционные вопросы будут лишь одним элементом (подходы, аналогичные событиям холодной войны).
Вопрос своевременного обнаружения и адекватного реагирования на угрозы cо стороны России будет все чаще доминировать в повестке дня не только европейских, но и украинских спецслужб и политиков.

[..]

Россия планирует и дальше подрывать Украину для достижения своей цели – возвращения нашего государства в «зону российского влияния», используя различные рычаги воздействия.
У нас есть данные, что с приближением местных выборов в Украине Россия вновь вернется к практике активного давления и провокаций. Их цель не только посеять хаос и подорвать доверие общественности к государственным институтам, но и сформировать на западе мнение о том, что Украина является «несостоявшимся государством», и тем самым сделать сотрудничество с Украиной токсичным для западных лидеров.
Одним из элементов в этом контексте является идеи федерализации Украины как якобы единственной реальной возможности урегулирования конфликта мирными политическими средствами. В Кремле считают, что, учитывая «цивилизацию и национальную неоднородность Украины и ограниченное влияние центрального правительства» (такие определения действуют в Москве), переход к федеральной форме государственного устройства активизирует процесс распада Украины на мелкие части, которые будут и дальше реинтегрироваться в «русский мир», за исключением одной территории, которую они называют «Галиция».
Ключевым в этой стратегии является проведение выборов в ОРДЛО. Российская Федерация настаивает на проведении выборов на временно оккупированных территориях востока Украины без каких-либо предварительных условий, а именно без восстановления контроля с украинской стороны над соответствующим участком украинско-российской границы и вывода всех подконтрольных Москве вооруженных формирований. [..]
По нашим прогнозам, несмотря на решимость Украины к процессу мирного урегулирования в ближайшей и среднесрочной перспективе вдоль линии разграничения будет храниться высокая вероятность враждебных провокаций. Наши данные показывают, что контроль вооруженных формирований Российской Федерации уже получил от своих кураторов из России инструкции использовать соглашения о прекращении огня для провокаций .

[..]

avots

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com logotips

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Mainīt )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Mainīt )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.